Тенета-Ринет'2000: Повести и романы

Тенёта-Ринет' 2000:

ИТОГИ

АВТОРЫ

ЦЕРЕМОНИЯ

ШОРТЛИСТЫ

РЕЗУЛЬТАТЫ ГОЛОСОВАНИЯ СЕТЕВОГО ЖЮРИ

ТАБЛИЦЫ ГОЛОСОВАНИЯ СЕТЕВОГО ЖЮРИ


КОНКУРСНАЯ РАБОТА:
Название: Привычка умирать
Автор: Инара Озерская <iong@parks.lv>
Город: Рига Страна: Латвия
Издатель: Анти-Тенета, Леонид Делицын <delitsin@mail.ru>
Номинатор: Анти-Тенета, Леонид Делицын <delitsin@mail.ru>
Дата: May 15
Проголосовать | | Результаты голосования |
Login:    Пароль:
Имя (если нет пароля):   Кому:  
EMail: URL:
Отклик    Пародия    Эпистола    Худломер: вкл. выкл.

Найти в Тенётах:

Номинаторы
Prof-жюри
Net-жюри

Спонсоры
Авторы
Объявления

Лента
Категории
Правила
ХУДЛИНКС
Конкурс переводов стихов. Призовой фонд: $150.
Конкурс РЕЦЕНЗИЙ на конкурсные работы. $300 от VirtualLogo
КОНКУРС РЕЦЕНЗИЙ на книги Дмитрия ЛИПСКЕРОВА $180 от Lipskerov.Ru
Luna.MSK.Ru: приз -
участок Луны
Сетевой Дюк
ПРИЗЫ: $950
Русская Америка
Призы: $750
ВНЕ КОНКУРСА
Обсуждение категории
АРТ-ЛИТО
Диофантов кинжал
Тенета-Ринет
КАТЕГОРИИ
НОМИНАТОРЫ
ПРОФ. ЖЮРИ
СЕТЕВОЕ ЖЮРИ

Леонид Делицын
- Tue Nov 27 21:42:06 2001

Копирую посты из гостевой повторной номинации (которую удаляю):Павлик - КК
- Sat Sep 23 14:14:31 2000

Типа чувство долга. Не знаю. Ну и жизнь чтоб была какая-то. На неделе читал только, по вечерам, на бумаге. Стопка пудовая лежит рядом. Сказать вроде надо что-то, глупось какую нить, теплое слово там - каждому автору.

--------------------------------------------------------------------------------
К.К. - Павльбергу
- Sat Sep 23 14:02:57 2000

Привет! Павлик, а нафига работать гольдбергом? Оценки надо, типа, а не гольдбергом.:))

--------------------------------------------------------------------------------
Павлик работает гольдбергом
- Sat Sep 23 13:55:40 2000


Я буду гольдбергом работать .
На развернутые рецензии время нет,
заодно глупостей меньше

Стиль неплох, повествование сумбурно, философия мне сокровенна, о чем то таком вечном , не разобрался я в этих гомеоморфных отображениях покойников на живых.
Реинкарнация что ли $ Так не бывает мникакой такой реинкарнации.
Девочку жалко, мать сволоч какая !

Обливаясь слезами ставлю 4+ или 5-

с уважением,

па





--------------------------------------------------------------------------------
Котец
- Sat Aug 26 4:22:27 2000

А вот опять складно написано. Даже зачитался. Самое место такому роману - в какой-нибудь "Звезде" или "Знамени". Там такое любят - как бы и за жизнь, и не совсем стерто.

--------------------------------------------------------------------------------
Alma Pater
- Wed Jun 7 1:18:55 2000

Такое хорошее название, а никто, судя по отсутствию откликов, не читает.
Жаль.



ХУДЛОМЕР СЧИТАЕТ, ЧТО ЭТОТ ОТЗЫВ:
РАЗГОВОРНАЯ РЕЧЬХУДЛОГАЗЕТНАЯ СТАТЬЯНАУЧНАЯ СТАТЬЯ
  

Лар
- Wed Jun 21 19:11:04 2000

Интересно оглядеть высокое собрание не желающих ни думать, ни чувствовать. Одни ощущения. Только что делают такие читатели на литературном конкурсе?! Пелевин не номинирован, это в мясном ряду. Под прилавком.
У Инары русский язык потрясающе сочный, богатейший лексикон, так сегодня вообще мало кто пишет. Удивительная стилистка! Серьзная проза, но не настолько трудная, чтобы не прочитать. Кому-то недостает остроты сюжета - но бывает литература и бессюжетная, - вероятно, Инаре большего не нужно, но книга ее заставляет задуматься, от нее остается долгое послевкусие, что само по себе показатель. И почитателей у Инары полно не только в Латвии.


Ъ
- Wed Jun 21 16:54:33 2000

сучий мрак все ублюдки книги воруют дома жгут детей секут страшно

Alma Pater
- Mon Jun 19 0:06:03 2000


Неутомима Рига, мать городов латвийских! Читатель не поспевает не только обдумать, но и прочесть все то, что без устали творит неизреченная пара Николай Гуданец - Инара Озерская, не говоря уж о божественном, по словам Макса Фрая, Сергее Морейно (действительно, крепко пишет и в стихах и в прозе).
Повесть, на поверхностный взгляд, пополняет детский текст русской литературы, в котором мальчикам, если честно, уделялось до сих пор внимания больше. Да и о девочках все больше бывшие мальчики писАли. Сочинение же бывшей девочки Инары соседствовать могло бы и с "Детством Люверс", и с "Детством Никиты". Но что же за Никита и Люверс пред нами? Как и положено в конце времен, упадочные и выморочные. Хотя и с рассыпчатыми марципанами, марципановыми крыльями фей и марципановыми простынями, специально как для барышни Анюты.
Итак, их двое. Он - кривобокий поздний, слишком поздний ребенок, убогий дурачок в заношенном пиджачке, случившийся зачем-то, то есть незачем, ненужный ни отцу, ни мертвой матери, "чемодан без ручки". И место ему под столом - в неполноценном пространстве объедков, собак и детей, в непубличном пространстве двусмысленной и секретной коммуникации. Оттуда он так и не выбрался, хотя и может выложить на стол кулаки и выставить бутылку коньяка. Но цепь вырождения на нем не прервется: у него свой мальчик, тоже зачем-то, и с трудом научается вставать на трижды прооперированные ноги, а говорить и вовсе не должен бы научится никогда (однако заговаривает вообще-то).
И она из рода с дурной наследственностью. У него отец - маньяк, двинувшийся рассудком после смерти жены, у нее отец не самый адекватный, парализованный и вскоре помирает. Уродились оба героя в мир опасный и неприязненный, где без психопатологии не обойтись. Выпоротая скакалкой девочка - это, конечно, наша отечественная классика. Как и имя Сони для нашей отечественной носительницы страдания, и сгусток невозможной любви и запретной ненависти к маме, перенесенный на змею-скакалку, с замещениями и проекциями, в частности, в мотиве поражения зрения, фигуральным и буквальным - страх того, что мама увидит твои проступки и преступное желание ей слепоты, трансформированное в боязнь взглянуть скакалке, змее и маме в глаза, отчего у мамы глаза белые или их вовсе нет, боязнь быть увиденной змеей и рисование ей, скакалке, глаз и окончательная жизненная слепота. Один и тот же сон, с садомазохистским наслаждением снимый всю жизнь и безысходная канитель: бежать от ненависти мамы по ребристым ступенькам книг к любви отца кривобокого подстольного обитателя и получать за это очередную порцию маминой ненависти - слона любви/счастья проглатывает змея ненависти/несчастья, а ее проглатывает Яков Моисеич, а змея уже приближается со своим страшным щелком… и опять к слонам. Могло ли быть иначе? Мотивы перекрестка, той и не той двери, орла-решки указывают не на выбор, а на его отсутствие. Альтернатив нет, дверь всегда не та, в мире всеобщего безумия (так что полоумный вдовец убежден в ненормальности Сониной мамы, и проч.), провинциальной затхлости, болезней, смертей и кладбища как самого обыкновенного, наряду с базаром и магазином, локуса едва ли не каждый оказывается со своим глубинным поражением - взять того же любовника героини и тех, кого она легко опознает по глазам. Словом, куда ни кинь, всюду инь… Болезнь заполняет все существо и героини, и героя, и освободиться от своей любовной ненависти они не в состоянии, они берегут свои травмы, свой страх и ненависть как зеницы ока и разрушают свою жизнь, свое прошлое, настоящее, будущее.
Любопытно, что здоровые и простые русские люди оказываются на периферии в числе эпизодических персонажей и книжным чтением себя, похоже, не особенно обременяют. У главных же героев имена инородческие, а книжки занимают в мертвенной и бредовой их жизни такое же место, как и взлелеянные ими мании. Блестючести "Привычке умирать" вряд ли добавляют задушевные лирические обращения к ней авторессы, уж лучше б это был неизменно голос Якова Моисеича, обратившийся во внутренний голос героини, вот уж было бы пато так пато. Авторессина (и Сонина) назидательная сентенциозность (вроде "…ссадины, оставленные скакалкой, заживают скорее, чем ссадины нутряные" или "…самые гнусные предательства так и происходят - по дешевке, за улыбку, за стаканчик, за маслянистые чужие зрачки") и претенциозная афористичность ("…даже по дешевке, люди хотят купить только одно - сердце, которым можно вертеть как угодно" или "Потолок гостиной - это пол кабинета") не украшают сочинения, уж больно истово это произносится. Извращенно размышлять, не желала ли авторесса лестницей, по которой спускается Яков (Моисеевич), глубокомысленно утвердить, скажем, тождество небес духовных и поддона сновидений ("потолок - это пол"), соотносимое с корреляцией между чтением и душевной болезнью, или в днях первом, втором, третьем… - отголосок стори про творение мира, будет тут излишним. Напрашиваются выводы 1) педагогический - о недопустимости использования скакалок в деле воспитания дочерей; 2) демографический - о необходимости контролирования наследственности в этом деле; 3) декадентский - о деградации интеллигенции и непосредственной связи между Шекспиром, Гете, Платоном и вырождением; 4) геокультурнополитический - о тяжелой доле русскоязычных литераторш вне России, чье самоощущение своей болезненной, провинциальной, инородческой и гендерной ущербности проецируется в ущербности создаваемых ими художественных миров.

ХУДЛОМЕР СЧИТАЕТ, ЧТО ЭТОТ ОТЗЫВ:
РАЗГОВОРНАЯ РЕЧЬХУДЛОГАЗЕТНАЯ СТАТЬЯНАУЧНАЯ СТАТЬЯ
  

Alma Pater
- Thu Jun 8 3:45:41 2000

Нехорошо, однако, что так и остается непонятным, какая же из двух номинаций этой весьма занимательной, хоть и феминистской в гендерном отношении, повести считается правильной и в какой ГБуке отзывы писать - или без разницы?!


Лариса - всем - в канун приближающегося праздника!!!
- Fri May 26 21:39:20 2000

Господа,

Достаточно сомнительный подарок Леониду Делицыну дарят по заказу Тенета-Ринет на
страницах ностальЕЖЕй (www.ezhe.ru/eks) Лариса Володимерова, Юрий Мамин, Максим
"Мистер Паркер" Кононенко (сильнее всех выступает, ну понятное дело,
отрабатывает черный пиар за себя), Сергей Саканский, Игорь "Лабас" Петров и
Дедушка Пихто (Ян ЯНФ).

Приятного чтения!
САМ

Лариса присоединяется - и благодарит А.Малюкова за своевременную помощь!



Дмитрий Гусев
- Fri May 26 21:29:42 2000

Я вижу тире. Ну посмотрим, может, еще кому приглянется.
В "Фантастику и приключения" "Ересиарха" мог бы
выдвинуть и Делицын. По-моему, это вещь примерно того
же уровня и жанра, что и роман Парабеллум. У Парабеллум
только мейринковщина, а тут - еще какая-то -вщина.


Misha Verbitsky <verbit@mccme.ru>
- Fri May 26 21:03:43 2000


Спасибо, Дима,
Да, интервью я проглядел, когда оно появилось, и сразу же забыл;
сейчас опять пошел туда, опять прочел, и опять забыл. Увы.

Журнал я их посмотрел, прочел один текст на пробу;
оказалась статья о Сорокине, удивительно идиотская
и морально устарелая лет на 10. Не нужно этим людям
существовать.

Ересиарха прочел первую главу, не понимаю, почему это надо
нам или кому-то номинировать. Оно и невнятно,
и в языковом плане небезупречно. Такое, типа
Меклиной, только заторможенной и не сильно
грамотной.

Вообще в области большой прозы имеется явное перепроизводство
(по крайней мере если с экрана читать -- а принтера у меня,
увы, нет). Я по нескольку дней не мог прочесть тексты
абсолютно потрясающие, например "ЗА ПОРОГОМ НОЧИ"
М. Галиной,
http://www3.50megs.com/udod/zpn.html
не говоря уж о Пирогове, которого я
почти неделю мусолил. Причем даже
Галину я, наверное, не буду номинировать,
ибо затоваривание -- кошмарное.

Видимо, для сетевой публикации длинных текстов,
надо как-то специально работать с образами изобразительными
и с гипертекстовой подачей, иначе они просто нечитабельны.
Особенно в мелком шрифте, как Ересиарх.

Предпринималась попытка радикальной
публикаторской работы с романом Марии Парабеллум
http://imperium.lenin.ru/~verbit/EOWN/eown6/dulung
это, конечно, высший класс, но реально все, что
не имеет _хотя бы_ предисловия -- чтения не
заслуживает.

Поскольку мы в чужом гестбуке общаемся,
пришлось прочесть и "Привычку Умирать".
Текст бесструктурный, то есть нечитабельный;
автор живет анальными проблемами,
в результате чего самые яркие эпизоды такие

> Она хлестала Сонечку взахлеб. Если дочь ухитрялась извернуться,
>заслониться соломенным стулом с перевязанной ножкой, забежать за
>тумбочку, за кровать, за новенький письменный стол, то мать кидалась
>к ней вплотную, позабыв на время о скакалке, и ловила Соню за
>косу. Тогда лицо мамы оказывалось совсем близко к Сониному лицу, и
>девочка видела красную сетку на щеках, крупные, ладные зубы, светлые
>— какие-то слишком светлые — десны, длиннющие растопыренные
>ресницы, которым даже сейчас — сейчас особенно! —
>завидовала. Только глаз она почему-то никогда не видела. Папа
>говорил, что у мамы глаза голубые-голубые, но Соня ему давно уже не
>верила. Папа ведь болен. Если лежать два года в дальней комнате и
>целыми днями смотреть в окно на башенку напротив, еще не такое
>покажется. Папа и Соню называет синеглазкой. И напрасно. Сонечка
>подолгу смотрится в зеркало в ванной и точно знает, что глаза у нее
>серые. Только у самого зрачка тонкий ободок светлый. Но зеленый ли,
>желтый ли — не разобрать. И про маму Соня тоже кое-что знает. Не
>точно, но догадывается. «Кажется... Кажется, у нашей мамы глаза
>белые, папа! Или нет их вовсе?» — гадала по ночам девочка. Но
>днем — даже очень удачным днем — она так и не могла решиться и
>проверить.

(причем тот символ, который эти неумные люди,
а попросту кретины, используют для тире,
использоваться не должен и у меня на
экране, например, не показывается -- что
придает тексту уже и без того избыточной
бредовости).

По содержанию, оно напоминает какой-нибудь американский
ужастик пятой руки, в духе "Sandman", к примеру,
но без мистики, от этого совсем не интересно,
а по форме -- ну нелады у автора с формой,
чтение затруднено до предела. В полном
соответствии с анальным диагнозом, который
поставил бы этому тексту дедушка Фрейд.

>Ведь ты все равно решил сплавить книги не куда-нибудь, а в
>затрапезную районную библиотеку. Я там уже четыре года работаю и
>знаю, каково бы им пришлось с нашими-то читателями. А заменила я
>действительно почти все и почти точно. Даже две лишних книги по
>счету добавила. Единственный мой грех — Шекспир.

Оно психиатру, конечно, интересно, но мне зачем это читать?

Литературщина.

Лучше пойду Ларис Полено перечитывать.

Такие дела
Миша.

ХУДЛОМЕР СЧИТАЕТ, ЧТО ЭТОТ ОТЗЫВ:
РАЗГОВОРНАЯ РЕЧЬХУДЛОГАЗЕТНАЯ СТАТЬЯНАУЧНАЯ СТАТЬЯ
  

Дмитрий Гусев -- Мише Вербицкому
- Fri May 26 19:55:49 2000

URL "Ересиарха" -- на моем имени, я его нашел в
интервью Гуданца. Ссылка на само интервью Гуданца
имеется на Ленте, в непосредственной близости
от ссылки на 3-ю часть интервью с тобой.
Фантастические рассказы Гуданца я читал
на бумаге в Латвии в 1987-88 гг. "Ересиарха"
написала Озерская, поэтому я упоминаю эту работу
в гостевой другой ее работы. Один e-mail address
автора -- вверху, другой -- на странице, на
которую ведет ссылка на моем имени. Если тебе
понравится "Ересиарх", то еще не поздно испросить
у автора согласие, можно уложиться в срок.
Еще надо будет понять, если выдвигать, то
в какую категорию. Может, в "Фантастику и
приключения", чтобы не соревновать с "Привычкой умирать"?


Misha Verbitsky (Gusevu) <verbit@mccme.ru>
- Fri May 26 18:15:20 2000


Дима,
Какой такой ересиарх?
Первый раз слышу.
Интервью Гуданца не читал,
вообще это имя первый раз услышал
и ничего про него не знаю.

И почему ты в этом гестбуке про него пишешь?

Дай УРЛ, с удовольствием посмотрю и если оно
соответствует нашей номинаторской концепции -- выдвинем
обязательно.

Такие дела
Миша.


Дмитрий Гусев -- Вербицкому и др. номинаторам
- Fri May 26 16:59:50 2000

А почему "Ересиарха" никто не выдвинул? (См. интервью
Гуданца, там, по сути, сказано, что эта книга впервые
опубликована именно в Сети.) В принципе, до 31-го
включительно любой номинатор, кроме Делицына,
который уже выдвинул другую работу Озерской,
вправе испросить согласия автора по собственной
инициативе. Вербицкому: Миша, тебе нравится "Ересиарх"?
Если не умещается в квоту (я не считал), можно
выдвинуть часть.


Лариса
- Wed May 17 0:23:25 2000

Великолепная проза, такой язык только пить по капле! А читается, тем не менее, легко. Всем очень рекомендую! Скоро пойдет интервью о русской литературе в Латвии, где говорится и о прозе и поэзии Инары Озерской.

InterReklama advertising